nameruna (nameruna) wrote,
nameruna
nameruna

О богах и морали

Оригинал взят у lex_kravetski в О богах и морали
Один мой друг верит в Бога. Однако одновременно с тем он считает, что бог не нуждается в персонификации, чтобы обеспечивать мораль. Он вообще может выступать под каким угодно псевдонимом: например, «Бог», или, например, «мораль». И уж совершенно точно персонифицированному богу не обязательно поклоняться, чтобы быть моральным. И вообще этот «Бог» не внешнее к человеку явление, а скорее внутреннее. Внутреннее, но коллективное и историческое.

Когда мой друг излагает свои представления о верной морали — они прекрасны. Не целиком, конечно, совпадают с моими, но в общем и целом всё отлично. Удивительно, но и его Бог в его описании тоже прекрасен.

С другой стороны, каждый раз, когда я встречаю верующего, убеждённого, что человеку для моральности обязательно нужна внешняя сила в лице бога, я практически уверен, что его бог — это мерзкая, мстительная, мелочная, тщеславная и аморальная сущность. Уверен, потому что проверял — они ж сами с готовностью рассказывают про своих богов.

Я допускаю, что где-то есть такие люди, боги которых прекрасны, но они при этом считают, будто морали без бога, как внешней сущности, быть не может, однако их, видимо, очень мало — иначе почему они мне никогда не попадаются, хотя верующих я выслушивал наверно уже пару тысяч раз?

И вряд ли случайна вот эта вот корреляция между склонностью считать бога необходимым источником морали и готовностью верить в совершенно аморального бога.

Проистекает всё это, видимо, из тотального неверия. Неверия в человека. Которое, видимо, основывается на знании ими самих себя. Что вот лично они, не будь бога, в которого они верят, не ожидай их ад после смерти, тут же пошли бы в разнос.

И что годную мораль они сами бы никогда не придумали, поскольку думать о ней, видимо, никогда и не пытались.

Кроме верующих, я знаю много атеистов. Конечно, высокоморальны из них далеко не все, но и конченных уродов среди них тоже довольно мало. Не больше, в процентном отношении, чем среди верующих. А может даже и меньше.

Некоторые из этих атеистов делают много полезного для других людей. И в целом ведут себя с ними весьма морально.

Иногда даже не просто для других людей, а для больших групп этих людей, состоящих из им незнакомых. В том числе, для всего человечества.

Но заметьте, эти атеисты не ожидают воздаяния после смерти. Их не страшит ад. У них нет специального авторитетного источника морали, с которым следует сверяться для получения посмертного воздаяния.

А иногда они не ожидают какого-то конкретного воздаяния и при жизни тоже.

Поскольку для некоторых из них воздаянием является уже то, что благодаря их усилиям человечеству становится немного лучше. Или хотя бы станет лучше потом.

С точки зрения вышеупомянутых верующих поведение этих атеистов объяснимо лишь прямым вмешательством Бога в их поведение. Прямым засовыванием морали прямо в их умы.

Но остаётся вопрос: а чего же Бог постеснялся проделать то же самое с этими верующими? Почему они не ведут себя так? Почему их мораль завязана на их личный корыстный интерес — «спасение» в религиозном смысле этого слова? Спасение лично их души от геенны огненной?

И ещё один вопрос: а как так вышло, что именно этим верующим надо сверяться с авторитетным источником, для того чтобы поступать морально или хотя бы думать, что поступать нужно именно так, а именно эти атеисты вполне способны быть высокоморальными, опираясь на свои собственные убеждения? Которые, быть может, тоже пришли из каких-то книг, но уж точно не были приняты по принципу «согласен — не согласен, но Бог хочет так, поэтому принимай».

Мой друг, являясь источником морали для самого себя (в том смысле, что он своим умом осмыслил культурный и этический багаж человечества, и сделал выводы о том, что правильно, а что — нет) изобрёл для себя Бога, который в некотором смысле тождественен этому самому багажу. Точнее, тому лучшему, что в этом багаже можно найти.

Этот его Бог — отражение того лучшего, что есть в Человеке, а вовсе не, наоборот, внешняя сущность, которая всё лучшее в человека впихивает, угрожая расправами и карами. Тем самым такой «бог» сливается с атеистическими представлениями о морали, источником которой является коллективное человечество. Морали, которая проистекает из воззрений сотен миллионов людей, но осмысляется каждым лично и соизмеряется с каждым конкретным явлением при помощи механизма «оценки справедливости», появившегося у стайных животных в процессе эволюции.

В отличие от существования бога, существование этого механизма у приматов много раз было проверено экспериментально. Он, этот механизм, таким образом, — «протобог» в человеке. Нечто, что задаёт саму возможность того, что некоторые мотивации будут опираться не на личную выгоду, а на «оценку справедливости». И то, что задаёт некоторые базовые закономерности для таковой оценки, оставляя, тем не менее, возможность варьировать детали.

Не менее интересно и то, что «оценки справедливости» у самых разных народов были проверены на одних и тех же примерах. И чудесным образом оказалось, что все народы — и мега-продвинутые, и совсем дикие — демонстрируют почти одинаковые распределения ответов на одни и те же вопросы о справедливости.

Казалось бы, самое оно постановить, что в какого бы бога ты ни верил — да хоть даже ни в какого — а всё равно общая идея о концепциях «справедливости» и «морали» уже прошита у тебя в голове.

ОК, ОК, считай, что неким богом прошита. Но верить-то в него, выходит, всё равно не обязательно — от неверия всё это никуда не девается.

Можешь считать это даром богов, можешь — самим Богом, как это делает мой друг, а можешь — просто особым результатом устройства мозга и влиянием культурного фона на состояние ума, но всё равно в конечном счёте в этом направлении надо думать самому. Всё равно нельзя бездумно принимать что-либо, исходящее от внешнего источника, сколь бы авторитетным он тебе ни казался.

Мой друг, кстати, любит одну притчу из Ветхого Завета. Притчу про Иова.

Если кратко, то смысл этой причти в том, что к Богу явился сатана и сказал, что вон де Иов, который как бы тебя любит, но это только потому, что он сейчас богат. А лиши его всего этого, то вся любовь сразу и рассосётся. Бог зачем-то пошёл на спор с сатаной и убил весь скот Иова и его детей, а самого Иова заставил страдать от всяческих болезней.

К Иову приехали три его друга и между ними состоялся спор. Друзья утверждали, что Бог просто так никому не вламывает, поэтому Иов, видимо, нагрешил по полной программе. Иов же придерживался версии, что он — праведник, а пострадал ни за что.

На последнем этапе в спор вмешался Бог лично… и вот тут наступает самое интересное.

С точки зрения моего друга, Бог сказал, что Иов совершенно прав, когда спрашивает у Бога: «а с какого, собственно, хрена?». Друзья же Иова приписали Богу какой-то отсебятины, чтобы только его, типа, оправдать. Поэтому Иов судил о Боге верно, в отличие от этих троих.

То есть Бог признаёт за своим творением право судить происходящее на основании внутренних понятий этого самого творения, без обязательной ссылки на «непреходящий авторитет». Причём судить и выдвигать моральные требования даже в тех случаях, когда речь идёт о поступках непосредственно самого Бога.

Однако если читать текст буквально, то Бог там в течении нескольких глав рассказывает, сколь он крут и могущественен. А потом заявляет Иову нечто в стиле «ты прав, что хочу, то и ворочу, поскольку я — мега-крут», а «верность» Иова там в контексте по смыслу ближе не к «правоте», а к «преданности».

Что отлично подтверждается тем, что мой друг является чуть ли не единственным в мире последователем своей версии христианства, а подавляющее большинство христиан как раз следуют принципу: «написано — выполняй». Правда, написанное большинство из них не читает, а прочитав — не выполняет, но от атеистов и человечества почему-то требует срочно выполнять. Но это, так и быть, мы спишем на слабость человеческую.

Более продвинутые, чем современный среднестатистический верующий, христианские мыслители делали из этой притчи вывод, что не следует думать, будто, если на Земле страдают безвинные, то это значит, Бога нет. Просто Бог столь крут, что дела его нам вообще неясны.

Тут есть некоторая натяжка, поскольку в данном случае дела-то как раз вообще ясны: с самого начала разъясняется, что всё это проделано на спор с сатаной. Ну да ладно. Вот так считают некоторые мыслители.

Другие же мыслители говорят, будто тут речь о том, что на Земле, может, и не воздастся, но Бог всё равно есть, и он справедлив, поскольку воздастся на том свете.

Тут, впрочем, тоже есть натяжка — ведь в притче Бог воздал Иову как раз при жизни, о чём там в конце написано прямым текстом. Причём воздал, в том числе, материально: не только оживив убитых родственников и скот, но ещё и отсыпав скота вдвое больше.

Мой же друг считает, что смыл в ином: мораль человеку дана, чтобы на её основе делать выводы о правоте и неправоте, а вовсе не для того, чтобы подстраивать её под текущую конъюнктуру. Поэтому не надо стесняться думать о морали своей головой, вместо того, чтобы притягивать к вопросу некие непреходящие авторитеты.

И по этой причине в его версии притчи Бог оказывается более моральным, чем в оригинале и в версиях христианских мыслителей. Ведь он, хоть и поддался дебильному соблазну ради спора с сатаной истязать человека, но хотя бы признал право человека негодовать по поводу творящейся несправедливости, даже если её творит сам Бог, или хотя бы спрашивать, с хрена ли такое творится? И даже похвалил пострадавшего за то, что тот следовал своему чувству справедливости до конца, а не безропотно скушал всё, что заслал ему непреходящий авторитет и единственный источник морали.

Это как бы иллюстрирует вышесказанное: следование своему внутреннему чувству справедливости способно приукрасить даже авторитетный источник — просто потому, что тот не соответствует той версии справедливости, которая сегодня выглядит наиболее верной. И лично мне приукрашенная версия в плане морали и справедливости нравится гораздо больше, чем остальные. Причём, думаю, в этом я не одинок и множество моих современников в оценке этой версии согласятся.

Иллюстрация, естественно, ничего не доказывает — она лишь иллюстрирует.

Но иллюстрирует она вот эту мысль: на темы морали и справедливости надо думать самому. Своей головой. Оглядываясь на культурный и этический багаж, но не принимая некоторый его «авторитетный источник» за абсолютный и непогрешимый. Тогда твоя мораль и твоё чувство справедливости будут всё более последовательными, а соизмерять происходящее со всем этим ты будешь всё более точно.

Поскольку мораль и справедливость — это такие коллективные человеческие штуки. Когда ты думаешь о них и излагаешь свои мысли о них, то ты их в буквальном смысле творишь. Не с нуля, а каждый раз — с текущего состояния, но таки да, привносишь лепту в модификацию. Если ты считаешь это «Богом», то и ты тоже в эти моменты делаешь «Бога» всё более совершенным, а «его носителей» — всё более продвинутыми по сравнению с теми, кто «носил в себе Бога» тысячи лет назад.



doc-файл

Tags: Религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments