nameruna (nameruna) wrote,
nameruna
nameruna

Что ВКС РФ делают в Сирии?

Оригинал взят у amfora в Что ВКС РФ делают в Сирии?
Вот уже больше года ВКС РФ принимают участие в сирийской войне и нам по телевизору каждый день докладывают о разного рода успехах - о высокоточных бомбардировках, о сдающихся боевиках, о присоединяющихся к режиму перемирия отрядах оппозиции, об освобожденной Пальмире, снова о складывающих оружие боевиках, о потерях супостата - и так по кругу.

Если посчитать все вылеты, ракетно-бомбовые удары и сообщения о сложивших оружие боевиках, то наверное уже получится, что Сирия должна быть свободна от ИГИЛ (организация запрещена в РФ) чуть более, чем трижды.

Если от каждой бомбы погибло хотя бы два террориста (а иначе возникает вопрос, куда же эти бомбы бросали, тем более высокоточные и бетонобойные), то должно быть уничтожено не менее 20 тысяч боевиков ИГИЛ и исламскому государству давно уже должен был прийти конец.

Если каждая ракета Калибр попала в какой-нибудь серьезный штаб или склад (а иначе зачем тратить дорогие крылатые ракеты), то ИГИЛ уже давно должно быть обезглавлено и лишено боеприпасов от слова совсем.

Но ИГИЛ по-прежнему существует и даже позволяет себе атаковать триумфально освобожденную 9 месяцев назад Пальмиру.

Получается, что либо наши бомбы не такие уж высокоточные и бетонобойные, как утверждается, либо с целеуказанием проблемы и разведданные не верны, либо...

Либо в этой войне важен процесс, а не результат...


Так что же все-таки мы делаем в Сирии?

То есть не конкретно мы с вами, а наши военно-космические силы.

Официально нам говорили, что Россия борется с террористами на дальних подступах, чтобы они потом не пришли в нашу страну.

Но почему тогда мы начали бороться с ними всего год назад? ИГИЛ возникло значительно раньше. Или вы хотите сказать, что раньше сирийская армия успешно справлялась сама и только год назад потребовалась наша помощь? Нет, это будет неправда. Война в Сирии идет уже несколько лет и террористы ИГИЛ наряду с боевиками оппозиции еще в 2013 году начали активно теснить сирийскую армию и обстреливать центр Дамаска. А операция ВКС РФ началась только в 2015-м, спустя два года.

Официальная версия о борьбе с террористами на дальних подступах не годится еще и по той причине, что у нас есть гораздо более близкие к нам террористы - бандеровцы и правосеки (к слову, Правый сектор признан в РФ террористической организацией, точно такой же, как ИГИЛ). Украинские тербатальоны, карательные отряды и даже регулярные войска (ВСУ) уже почти три года занимаются самым настоящим терроризмом по отношению к русскому народу, проживающему на территории Донбасса. И эти террористы гораздо ближе к России и географически и по языковому признаку.

В отличие от боевиков ИГИЛ, украинские террористы все до одного свободно говорят на русском языке, многие даже без характерного украинского говора, а значит могут гораздо свободнее проникать на территорию России. Да они и так по большому счету находятся на территории России, поскольку большая часть Украины - это исторические русские земли, бывшие губернии Российской империи.

И еще, в отличие от ИГИЛ, правосеки открытым текстом заявляли, что претендуют как минимум на Кубань, а как максимум - на Москву, которую по их версии построил древний украинский князь или что-то вроде того.

А Крым они и вовсе считают оккупированной территорией, которую собираются возвращать самыми разными способами. И это не только на уровне организаций вроде Правого сектора, но и на уровне официального Киева.

Есть и вполне конкретные факты диверсий, готовившихся терактов, а также факты массовых поставок в Россию наркотиков (в частности курительных смесей), произведенных на территории Украины и поставлявшихся гражданами Украины.

Но вот, что интересно - с украинскими террористами, захватившими власть в Киеве, наши доблестные ВКС РФ почему-то не ведут борьбу. Не наносят высокоточных ударов по штабам карательных батальонов вроде Азова, не бьют Калибрами по штабу АТО. А ведь одного удара по штабу АТО могло бы наверное хватить для завершения всей карательной операции. Но нет.

С украинскими террористами, ведущими систематические обстрелы жилых районов Донбасса, что является террором в чистом виде - Кремль не только не борется средствами ВКС РФ или других родов войск, но даже подписывает разного рода соглашения, позволяющие продолжать террор, а также помогает энергоресурсами и опосреднованно (через докапитализацию украинских отделений российских банков) деньгами.

Из этого можно сделать вполне однозначный вывод, что истинная цель операции ВКС РФ в Сирии - вовсе не борьба с террористами на дальних подступах, а что-то другое.

Тем более, что основные задачи ВКС РФ были объявлены выполненными еще в марте, хотя до разгрома террористов в Сирии пока очень и очень далеко.

В общем, не сходится.

И начало операции ВКС РФ в Сирии сильно не совпадает с возникновением и разрастанием ИГИЛ. И завершение основной фазы операции не совпадает с какими-либо серьезными успехами в ликвидации ИГИЛ. И отсутствие аналогичной операции против украинских террористов, более близких к России географически и угрожающих российским регионам самым непосредственным образом - тоже опровергает версию о борьбе с терроризмом в Сирии.

Так что же наши ВКС РФ делают в Сирии на самом деле?

Теряют вертолеты и топят самолеты - это понятно, а еще?

Существует версия, что операция ВКС РФ в Сирии - это такая масштабная тренировка наших войск в боевых условиях. Учимся вести современную войну. Но эта версия не объясняет, почему операция ВКС РФ была начата именно год назад, почему основная фаза завершена в марте, почему все это именно в Сирии, а главное - почему эти учения нам каждый день показывают по телевизору, заявляя об успехах.

Если главная цель операции - это учения в боевых условиях, то можно было проводить их без особой помпы. Без концертов в Пальмире. Без ежедневных репортажей. И не только в Сирии. Йемен тоже воюет, к примеру. Ирак страдает от террористов (между прочим, от того же ИГИЛ). Да и как-то дороговато получается для учений. Дороговато не только в плане финансов, но и в плане отношений с другими странами - к примеру, с Турцией из-за этих "учений" едва не сцепились.

Нет, учения так не проводят.

Повышение боеспособности войск как дополнительная задача - может быть. Но не основная.

А в чем же основная задача?

В спасении власти Башара Асада и сохранении целостности дружеского государства?

Так этим опять же надо было заниматься раньше. Угроза целостности Сирии и власти Башара Асада возникла еще в 2013-м году. А операция ВКС РФ началась только в конце 2015-го.

Но самое главное - еще в марте нам объявили о завершении основной фазы операции и выполнении всех задач, хотя целостность Сирии до сих пор не восстановлена и будет ли восстановлена - неизвестно.

Утверждение, что сирийская армия окрепла и теперь может самостоятельно справиться с террористами - тоже неправда. События последних месяцев показывают, что без поддержки со стороны ВКС РФ сирийская армия по-прежнему очень слаба. Тогда почему вывели основные силы? Почему не добили ИГИЛ и других террористов решительными ударами? Почему снизили натиск на супостата? Зачем пошли на разного рода перемирия? Растягиваем удовольствие? А зачем?

Примерно то же самое можно сказать и про версию, будто Россия защищает свои военные базы на территории Сирии. Угроза военным базам, как и власти Башара Асада, возникла еще в 2013-м году. Однако операция ВКС РФ началась лишь в конце 2015-го. И угроза военным базам, как и власти Башара Асада, не снята полностью до сих пор, хотя нам объявили, что основная фаза операции завершена.

Так какая же реальная цель у ВКС РФ в Сирии?

А реальной цели нет.

В этой войне важен не столько результат, сколько процесс как таковой.

ВКС РФ участвуют в сирийской войне для того, чтобы это участие можно было показывать по телевизору каждый день, в каждом выпуске новостей. Чтобы можно было говорить о сотнях боевых вылетов, тысячах сложивших оружие боевиков, о важной миссии России на Ближнем Востоке, о гуманитарной помощи и так далее и тому подобное.

Зачем это нужно?

В первую очередь это нужно для того, чтобы отвлечь народ России от провала в Донбассе, от предательских минских соглашений, от ежедневных обстрелов Донецка.

Ежедневные репортажи из Сирии нужны для того, чтобы по телевизору не шло ежедневных репортажей из Донбасса.

Репортажи из Донбасса все равно иногда появляются в эфире, но уже не так часто. И каждая новость об очередном обстреле Донецка быстро перебивается новостями о событиях в Сирии.

Картинки триумфальной борьбы с ИГИЛ нужны для того, чтобы занять эфир и пореже пускать в него картинки террора, развернувшегося на территории Донбасса.

Операция ВКС РФ в Сирии нужна для того, чтобы создать Путину и российской власти в целом образ спасителей, миротворцев, борцов с террористами и великих гуманистов, способных на практике применять войска.

Как однажды заметил Штирлиц, человек запоминает последнее слово.

Вот ровно по этому принципу, после провала в Донбассе и предательских минских соглашений, российская власть решила провести триумфальную гуманитарно-освободительную операцию, которая оставит массу положительных впечатлений.

Поэтому нам и показывают репортажи из Сирии каждый день, превознося достоинства ВКС РФ и рассказывая о том, какую важную миссию наши войска там несут.

Заметьте, что никто не может толком ответить на вопрос о конечных целях и задачах операции ВКС РФ в Сирии. Да этих задач и не было поставлено в явном виде. Но при этом все знают, что операция проводится успешно, задачи решаются, все идет по плану.

А в чем план? Каковы критерии успеха? В чем конечная цель?

Задачи неизвестны, план неизвестен, критериев нет, но каждый день нам говорят о том, как успешно и эффективно действуют ВКС РФ в Сирии. Изо дня в день.

Это именно процесс!

Процесс демонстрации народу "маленькой победоносной войны", чтобы народ поскорее забыл про предательство по отношению к Донбассу и проигранную по сути войну за юго-восток Украины - войну, от которой Кремль просто отказался, сдав Донбасс без боя. Точнее так - приняв участие в боях, но лишь для того, чтобы вернуть Донбасс в состав Украины.

И вот чтобы народ поскорее об этом забыл, чтобы Путин остался в истории как спаситель Сирии, триумфатор, победоносец, миротворец и гуманист - для этого и начали операцию ВКС РФ.

И будут вести ее до тех пор, пока Донбасс не окажется в составе Украины или пока Путин не покинет пост президента России. Короче говоря, неопределенно долго. Не меньше двух лет.

Победить ИГИЛ в кратчайшие сроки и восстановить целостность Сирии - такой задачи просто не стоит. Если бы эта задача стояла, ее бы давно уже решили, потому что за время операции уже вывалили больше бомб, чем было боевиков в составе ИГИЛ. Возможности ВКС РФ позволяли уничтожить все штабы и склады ИГИЛ за несколько недель и взять под контроль все пути снабжения. И бензовозы, и нефтебазы ИГИЛ можно было уничтожить в первую неделю, а не растягивать удовольствие на три месяца. Но этого не было сделано.

Быстрая победа над ИГИЛ не только не планировалась, но она даже противоречит целям операции. Нужна была долгоиграющая операция, чтобы можно было на протяжении двух лет, как минимум до следующих президентских выборов в России, показываьт по телевизору, как прекрасно ВКС РФ под командованием Путина ведут борьбу с супостатом.

Нужна была операция, чтобы показать народу, что Путин - это именно главнокомандующий, который может проводить успешные военные операции и защищать народ.

Нужна была операция, чтобы исправить подмоченную репутацию и переключить внимание с Донбасса, где дела не просто плохи, а очень плохи - на Сирию, где дела триумфальны и хороши.

И еще нужна была картинка, чтобы отвлечь народ от проблем в экономике на период "прохождения дна". Чтобы народ мог сам себя успокаивать словами "зато мы мочим террористов".

Помните, как Путин стал президентом России?

Он стал президентом на волне контртеррористической операции в Чечне, когда всей стране показали, что он способен победить террористов-исламистов и защитить народ от страшной угрозы. Путин стал президентом, сказав свое знаменитое "мочить террористов в сортирах".

И точно так же он собирается уйти, чтобы остаться в истории и памяти народа победителем терроризма, замочившим в сортирах игиловцев и прочих исламистов.

Чечня стала входным билетом для Путина в Кремль, а Сирия должна стать выпускным.

Сбежать Путин может в любой момент - для этого у него есть и деньги и партнеры, которые прикроют и не выдадут. Поверьте, они есть. Но Путин не хочет сбегать, оставляя о себе плохую память, он для этого слишком тщеславен и считает себя хорошим правителем, который не должен убегать, побросав все "абы как". Он хочет уйти на триумфальной ноте, в образе спасителя, миротворца, победителя террористов.

Вот для этого и проводится операция ВКС РФ в Сирии.

Чтобы отвлечь народ от того, что случилось с Донбассом, чтобы заполнить эфир победоносными кадрами из Сирии и вытеснить постыдные кадры их Донецка, чтобы отвлечь население от экономической ситуации в стране, чтобы создать российской власти вообще и Путину в частности положительный образ.

Короче говоря, чтобы каждый день показывать в новостях, как Россия триумфально громит террористов под мудрым руководством сами знаете, кого.

Tags: Россия, Сирия
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments